ОПАСНАЯ НАГРАДА ОТ КОМАНДАРМА
0
600
30 октября в Бронницах, как и по всей России, отмечается День памяти жертв политических репрессий. Огромная трагедия первой половины 20 века коснулась судеб очень и очень многих граждан страны, попавших в беспощадные жернова массовых арестов, выселений, расстрелов… Не обошли страшные времена и наш город. Редакция «БН» уже многие годы рассказывает своим читателям о бронничанах, которых были безвинно арестованы и истреблены в период «Большого террора». В пространных списках репрессированных по первой (расстрельной) категории на территории печально известного Бутовского полигона НКВД можно найти и заведующего Бронницкой начальной школой Василия Никитовича ПОКРОВСКОГО. Рассказать нашим читателям об этом человеке помогли материалы, хранящиеся в Музее истории г.о.Бронницы.

Десятки тысяч трагических, изломанных испытаниями, неправедно загубленных людских судеб бесстрастно хранят пожелтевшие от времени документы российских архивов. Из сухих протоколов, обычных справок, личных дневников, из писем и фотографий из обвинительных дел мы, жители XXI века, с горечью узнаем о наших предшественниках, которые храбро сражались в боях с врагами и добросовестно трудились на благо советского общества, Но безжалостный карательный механизм тех лет вероломно и без справедливого суда оборвал их жизнь. Наш земляк, участник Гражданской войны, а в дальнейшем – школьный педагог и общественный деятель Василий Покровский, известный в свое время многим бронничанам, завершил свой жизненный путь в самый разгар сталинских репрессий, в 1938 году. Впрочем, рассказ о нем лучше начать с самых первых этапов его биографии…

Судя по сведениям, которые есть в нашем музее, Василий Никитович родился в 1883 году в Подмосковье. А когда получил образование и стал взрослым, самостоятельным парнем, его призвали в ряды рабоче-крестьянской Красной Армии. Несмотря на особенности своего происхождения, он принял новую советскую власть и доблестно воевал с белогвардейцами… Этапы судьбы Покровского видны и через овеществленную информацию о том суровом времени, о людях, их быте и нравах. Как известно, личные вещи и документы могут очень многое рассказать о тех, кому когда-то принадлежали, о тех, кто запечатлен в бумажной строке… Очень жаль, что среди экспонатов городского музея сегодня нет именных часов, которыми командование наградило красноармейца Покровского, в тот период – помощника начальника контрразведки отдельной штурмовой бригады.

Эта подразделение входило в состав армии под командованием легендарного командарма Тухачевского, которая в далеком 1920 году действовала на Южном фронте. Памятную награду Покровский получил за взятие Перекопа – последнего укрепленного рубежа войск барона Врангеля в Крыму. О наградных часах стало известно только из письма его дочери Н.В.Тимаковой (Покровской), датированного уже нынешним веком. Бывший красноармейский командир носил этот надежный командирский хронометр как незаменимый предмет и память о своей суровой боевой молодости. В 1937 году наградные часы пришлось уничтожить. Погубила их ставшая смертельно опасной для владельца гравировка на крышке циферблата – «От командарма Тухачевского». В то время бронницкий школьный директор Покровский еще не мог знать о том, что он сам всего на год переживет легендарного красного маршала, названного «врагом народа» и расстрелянного в сталинских застенках.

В непримиримые 20-е и 30-е годы Василию Никитовичу даже, несмотря на заслуги в боях с белогвардейцами, мешали спокойно жить и трудиться его непролетарская родословная и беспартийный статус. Доносчики, которых тогда развелось во множестве, не раз сообщали властям о его якобы непролетарском, а значит классово чуждом – «вражеском» происхождении. Ведь глава их семьи, проживавшей в подмосковном дачном поселке Петровское-Разумовское, прежде был царским чиновником-путейцем. Но, как бы то ни было, его родитель трудился и жил по совести, немало сделав для своих земляков. Потому они вполне заслуженно удостоили его звания «Почетный гражданин поселения». Василий получил неплохое для своего времени образование. В 1905 году, когда молодой человек успешно окончил Вифанскую духовную семинарию, его направили учителем в то время церковно-приходскую школу в г.Бронницы.

Там будущий «ударник народного просвещения» добросовестно трудился не одно десятилетие. Его учительский стаж прервала сначала Первая мировая война, а затем – Гражданская. Конечно, образованный, сын царского чиновника не без колебаний стал на сторону красных. Но здесь имел место и еще один парадокс их непролетарской семьи. На выбор вчерашнего семинариста сильно повлиял пример старшего брата Валентина, убежденного революционера-большевика. Именно благодаря ему, Василий пошел в Красную Армию, участвовал в боях с белогвардейцами и, проявив свои личные качества, был взят в бригадную контрразведку. Армейская часть биографии для Покровского-младшего завершилась после полного разгрома врангелевской армии и её бегства из Крыма. А в конце 1920 года 47-летний Василий демобилизовался и вернулся в Бронницы.

Отличившегося в непримиримых классовых сражениях фронтовика, несмотря на его чиновничье происхождение, назначили директором той самой бронницкой школы на ул.Московской, из которой он когда-то ушел на войну. Правда, в свете новых советских реалий это учебное заведение начального профиля перестало быть церковно-приходским. В её стенах началась другая жизнь, с совсем иными – пролетарскими ориентирами и ценностями. Впрочем, Василий Никитович не только принял новый образовательный уклад, но и стал активным его пропагандистом. Он принимал участие в первом Всероссийском съезде учителей, где делегация просвещенцев Бронницкого района, о чем позднее писала советская пресса, одной из первых поддержала на учительском съезде ленинскую образовательную платформу.

Уместно добавить и то, что Покровский, судя по дошедшим до нас свидетельствам, был не только знающим педагогом-предметником, умелым организатором и хозяйственником, но и активным общественником. Ни одно значимое событие в городе не обходилось без энергичного и деятельного школьного директора. Он, как вспоминает дочь, стал одним из создателей самодеятельного драматического кружка при Бронницком городском Доме культуры. Сам вместе с другими одаренными горожанами – А.Волковым, О.Киселевой, сестрами Турбиными участвовал в театральных постановках. Коллеги избрали ответственного и добросовестного школьного руководителя членом областного комитета проф­союза учителей. Василий Никитович постоянно председательствовал в городском народном суде, когда рассматривались дела местных подростков.

Как опытный, хорошо изучивший образовательную сферу педагог-наставник Покровский постоянно заботился о подготовке достойной учительской смены. Вместе со своей женой Екатериной Федоровной, которая единственная из педагогов Бронницкого района имела университетское образование, они в период летних школьных каникул организовывали курсы для молодых учителей. Открытая, энергичная натура Василия Никитовича, многогранная общественная работа сделали его известным и уважаемым человеком в Бронницах. Его лично знали многие горожане, которые сначала учились у него сами, а потом привели в его начальную школу своих детей. Среди друзей и знакомых Покровского, как свидетельствуют материалы бронницкого музея, было немало известных людей того времени.

К примеру, Василий Никитович не один год тесно дружил с семьями Пушкина-внука, главного врача городской больницы Африканова и другими. Он поддерживал самые тесные, можно сказать, приятельские отношения с местным мировым, а затем – народным судьей Селезневым. В гостях у именитого директора-просвещенца часто бывал первый секретарь Бронницкого РК ВКП(б) Агапов. К слову, этот партийный деятель позднее тоже был репрессирован, но даже пройдя страшные сталинские лагеря, сумел выжить и остаться достойным человеком. Кстати сказать, именно Агапов, освободившись из застенков, после ХХ съезда компартии добился суда над одним из главных тогдашних палачей местного масштаба – заместителем начальника районного НКВД Алексеевым.

Однако, во второй половине 30-х годов прошлого века тучи классовой вражды стали сильно сгущаться в том числе и над маленькими Бронницами. Сегодня о том страшном времени, пожалуй, не сможет рассказать никто из очевидцев-долгожителей. Все уже давно ушли в мир иной… Но известно одно: советские граждане жили тогда, как писал в то время поэт, «под собою не чуя страны». Доносы за опрометчивую фразу, доносы из-за зависти и в отместку, аресты по оговору, по надуманным подозрениям, по подтасованным фактам стали тогда самым обычным явлением. Изуродованная деспотическим сталинским режимом правоохрана торопливо и неразборчиво избавлялась от всех неугодных советской власти. А таковыми зачастую оказывались не враги социализма, а, наоборот, наиболее достойные граждане, не умевшие приспосабливаться и писать доносов...

Ныне, спустя 82 года, можно только догадываться о том, что на самом деле стало причиной ареста уважаемого бронницкого педагога, ударника народного просвещения Василия Покровского в январе 1938 года. Впрочем, у его дочери имелась реальная версия на этот счет. В воспоминаниях она рассказала о том, что в городской начальной школе, где директорствовал Покровский, работала учителем жена заместителя начальника районного НКВД Алексеева. К своим обязанностям она относилась недобросовестно, грубила коллегам, часто опаздывала на занятия. После неоднократных предупреждений и выговоров Покровский как руководитель педколлектива вынужден был объявить ей свой приказ об увольнении из школы. А вскоре после этого районные чекисты арестовали «самоуправного» директора...

Причина ареста, понятное дело, была чисто формальной и явно надуманной. Как-то рассуждая с коллегами-педагогами о непростой обстановке в современном мире, Василий Никитович неосмотрительно обронил фразу: «Помяните мое слово: скоро будем воевать с фашисткой Германией. Смотрите, как Гитлер уверенно шагает по Европе...» Поясним читателям: в те годы жителям СССР категорически запрещалось говорить плохо о военных намерениях Третьего рейха. А эти роковые в то время слова Покровского стали известны бдительным бронницким чекистам, скорее всего, из доноса мстительной учительницы. Но именно неосторожное утверждение на людях обернулось поводом для того, чтобы назвать арестованного «врагом народа» и подвести под расхожую тогда 58-ю статью.

А дальше заплечных дел мастера-энкавэдэшники без особых проблем отыскали в школьном коллективе нужных «свидетелей» и очень быстро сфабриковали обвинительное дело. А после 16 января 1938 года без всяких колебаний арестовали беспартийного «провокатора»-учителя, проживавшего тогда на ул.Московской в доме № 58. А так как непомерно «огромная вина» директора в контрреволюционной агитации в дальнейшем полностью «подтвердилась», беспощадная к врагам советского строя тройка при УНКВД по Московской области 9 марта 1938 года (тоже без всяких сомнений) внесла его сразу в расстрельный список. Конвейер советского «правосудия» в тот период работал без проволочек: уже через пять дней – 14 марта 1938 года приговор в отношении гр-на В.Н.Покровского был приведен в исполнение на Бутовском полигоне НКВД. Там казненный без суда учитель и был захоронен в одном из расстрельных рвов.

Минуло уже не одно десятилетие со времени зловещего периода массовых репрессий, имевших место в истории СССР. Историки до сих пор спорят о том, сколько же безвинных жертв «взошло» на «Русскую Голгофу» в подмосковном Бутово?… Нет точного ответа и на вопрос о том, сколько там без суда было расстреляно жителей нашего города. Впрочем, если для одних это – статистика, то для других – семейная трагедия… Потребовалось почти двадцать беспросветно долгих и горьких для родных репрессированного директора Покровского лет для того, чтобы в ходе долгожданной хрущевской «оттепели» справедливость, наконец, восторжествовала. В послевоенном 1957 году невинно погубленный сталинским режимом бронницкий школьный педагог был полностью реабилитирован, а все выдвинутые против него обвинения сняты.

Но стала ли эта запоздалая «амнистия» облегчением для детей и внуков Василия Никитовича?! Слишком уж много несправедливых обид и унижений им пришлось пережить с позорной печатью родственников «врага народа». А скажите: кто и как компенсирует моральные потери, понесенные от несправедливого обвинения, от незаконного убийства незаурядного, энергичного, полного замыслов человека, который еще многое мог сделать на благо общества?... Ныне на дворе иной век, иные реалии, иные вызовы и проблемы. Но мы не вправе забывать тех, на чью долю выпало жить и трагически погибнуть в годы «Большого террора»: будь-то обычный красноармеец, школьный учитель или знаменитый на всю страну красный командарм, наградивший своего бойца за храбрость именными часами. Нам надо помнить всех и всё, чтобы массовые репрессии никогда не повторились.
Валерий НИКОЛАЕВ (по материалам музея истории г.Бронницы)
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий