Евдокия КАЗАНЦЕВА – бронницкая "регулировщица Победы"
0
4265
На войне у каждого своя солдатская служба. И от того, как она выполняется, зависит общий конечный результат – разгром врага. Скромные труженицы войны, не удостоенные высоких наград, девушки – регулировщицы дорожных батальонов, достойно служили на всех фронтах Великой Отечественной. А во время больших наступлений они, несущие свою вахту на прифронтовых дорогах или на улицах, освобожденных от германских фашистов городов, воспринимались как своеобразный символ движения советских войск на запад, как настоящая визитная карточка армии страны – победительницы. Бронничанка Евдокия Владимировна КАЗАНЦЕВА была одной из многих тысяч таких дорожных рядовых зафронтового военного эшелона. В прошлом году ей, вернувшейся в сорок пятом домой с Победой и многие годы добросовестно трудившейся в нашем городе, исполнилось бы 100 лет. О том, как она воевала и чем занималась в своей послевоенной биографии, корреспондент «БН» узнал от неё самой еще при жизни, в дальнейшем пополнил сведения о ней из книги «Солдаты Победы города Бронницы» и других открытых источников. В преддверии Дня защитника Отечества, продолжая цикл статей о жительницах нашего города, воевавших на фронте, публикуем эту тематическую статью.

Наверное, совсем не случайно, что день рождения у Евдокии Владимировны (до замужества Тимофеевой), которой сегодня, к сожалению, уже нет с нами, приходился именно на праздничный День защитника Отечества. Она, появившаяся на свет 23 февраля 1923 года, и сама, быстро повзрослев, стала таковой, когда войска гитлеровской Германии вероломно напали на СССР. Да и характер у Евдокии уже тогда проявился по – настоящему крепкий – мужской. Служила она достойно. А вот до начала войны её детская жизнь складывалась так же тяжело и непросто, как и у остальных советских сельчан. Самой обычной на вид деревенской девчушке из небольшого подмосковного села Константиново удалось закончить только четыре класса местной семилетней школы.

В большой семье Тимофеевых было восемь дочерей и, что называется, мал – мала меньше. А при таком большом и малолетнем потомстве продолжить школьную учебу дальше у старшей Евдокии просто не было никакой возможности. Постоянная семейная нужда заставила юную девушку рано начать работать, чтобы в полной мере помогать своим родителям поднимать младшее потомство. Почти подростком она устроилась в местную швейную артель. Её работницы, кроме других производственных заказов, с началом военных действий стали шить обмундирование для красноармейцев. Отсюда её, 19 – летнюю Евдокию, в августе 1942 года вместе с другими одиннадцатью односельчанками призвали в Красную Армию.

Как вспоминала моя собеседница, сначала их военный женский призыв посадили на полуторки и отправили в Загорск. А после, уже поздней ночью, всех разом погрузили в железнодорожный состав и довезли до Ногинска. Где – то неподалеку, у Покрова, как они узнали, размещался штаб стрелковой дивизии. Оттуда командование и руководило процессом формирования их подразделения. Прибывших девушек – призывниц сразу вооружили старыми и непривычно тяжелыми для них винтовками Мосина, которые в армии называли «трехлинейками». Так молодая подмосковная сельчанка Евдокия Тимофеева вместе с землячками попала в 23 – й отдельный дорожно – эксплуатационный батальон, где и началась её нелегкая солдатская служба.

Вскоре всех их включили в состав дежурных нарядов. А там они днем и ночью стали охранять находящиеся поблизости военные объекты. Но чаще всего их ставили на дорожных постах – там проверяли у водителей путевые документы. А вскоре, как рассказывала Евдокия Владимировна, перед ними поставили основную задачу – как можно быстрее освоить все обязанности регулировщиц дорожного движения. На левой руке у них был надет специальный знак: красная повязка с буквой «Р». В качестве средств сигнализации в светлое время суток они применяли флажки (желтый в левой руке, красный – в правой). Красный флажок: всем машинам на дороге – стоп, желтый – проезд свободен. А ночью использовались фонарики с лампами зеленого и красного цвета. Эти немудреные знаки фронтового движения она с той поры запомнила навсегда…

Как известно, регулировщицы дорожного движения не воевали в окопах, не ходили в разведку и в яростные штыковые атаки, не вытаскивали под вражеским огнём раненых с поля боя… Но их предназначение на большой войне было не менее важным. Они должны были бдительно следить за передвижением транспорта на вверенных участках дорог, а при необходимости – наводить там должный порядок. Дороги, по которым доставлялось вооружение и продовольствие на передовую, не зря называли полноценными «фронтовыми артериями». Каждый день груженные боеприпасами и обмундированием, топливом и питьевой водой, медикаментами и запчастями армейские полуторки выезжали на ухабистые проселки, на разбитые бомбами и снарядами дороги с наспех заделанными воронками, даже на хрупкий лед рек и озер…

Причем по мере приближения к передовой ситуация на прифронтовых дорогах становилась всё более напряженной. От всех участников движения требовались организованность и слаженность дейст­вий. В походной боевой обстановке штабные и специализированные автомобили, как правило, превращались в действующие узлы связи, в передвижные командные пункты, в походные типографии. Кроме того, на крытых армейских машинах перебрасывали в район ведения боевых действий воинские части и соединения, буксировали тяжелые артиллерийские орудия. Так что чёткое, бесперебойное дорожное снабжение фронта всеми необходимыми грузами было задачей номер один не только для тысяч военных водителей. В её выполнении вместе с ними ежедневно участвовали и такие скромные труженицы войны, как наша землячка Евдокия Тимофеева.

Важно отметить, что именно с весны 1942 года, когда вместе с тяжелыми оборонительными боями наметились и контрнаступления Красной Армии, на опасные дороги войны были оперативно направлены многие тысячи молодых девушек – призывниц. И они выполняли свой долг наравне со всеми. К слову, военная служба регулировщиц движения считалась столь же опасной, как и у солдат – пехотинцев на передовой. Первые девять месяцев службы, как вспоминала Евдокия Владимировна, были самыми трудными. А потом их 23 – й отдельный дорожно – эксплуатационный батальон отправили следом за наступающими войсками дальше, на Украину. Привезли на станцию Казанка, расположенную у самого Днепра. После постоянных авиационных налетов гитлеровцев здесь буквально всё было разрушено, и прибывших с трудом разместили по уцелевшим от жестоких бомбежек дворам. Там они, уже набравшиеся военного опыта бойцы – дорожницы, не успев как следует отдохнуть, снова регулярно заступали на свои изматывающие ежедневные смены.

Дежурили регулировщицы обычно по двое, чтобы в случае чего одна могла прийти на помощь другой. Но, как бы то ни было, частые дежурства, конечно, изматывали, и самым большим желанием было просто поспать часок – другой. Но бывало, их вместо отдыха ставили на другие посты… «Как – то, после особенно трудной дорожной вахты меня назначили охранять дезертиров, – вспоминала моя собеседница. – Уже через час стояния на посту меня стало просто валить с ног. Решив, что никуда находящиеся взаперти заключенные не разбегутся, я решила хоть на пару минут расслабиться, присесть. А свою винтовку прислонила рядом с собой. Но только села, сразу заснула, а, проснувшись, с ужасом обнаружила, что моя трехлинейка куда – то исчезла… Вскоре поняла: оружие, скорее всего, забрал дежурный по штабу, проверявший посты. Он решил таким образом проучить меня. Понятное дело – я сильно переживала. Думала наказания не избежать. Но разноса перед строем не было. Командир вызвал меня и строго сказал: «Оружие на фронте оставлять без присмотра нельзя. За такую оплошность в следующий раз пойдешь под трибунал».

На украинском наступательном направлении, как и прежде, основной задачей дорожных регулировщиц было особенно внимательно следить за порядком и стабильным передвижением транспорта на своих участках. А в случае образования заторов, направлять и правильно регулировать прохождение колонн и пеших подразделений… Там девушки в полной мере хлебнули лиха фронтовых дорог. Нередкими были и ночные дежурства под слепящим светом автомобильных фар, с пронизывающим насквозь холодным ветром… Зимой, даже надевая ватники и обувая валенки, невозможно было согреться. От долгого нахождения на морозе у них до белизны отмерзали руки и щеки, постоянно трескались губы. Но покидать свой пост было категоричски нельзя, и девушки, как могли, продолжали выполнять свои обязанности, не взирая ни на что. Так, день за днём Евдокия Тимофеева вместе с другими соратницами по – своему участвовала в ежедневном бесперебойном обеспечении наступающего 2 – го Украинского фронта вооружением, техникой, пополнением личного состава.

В 1943 году их фронт с тяжелыми боями покатился на запад. Их батальон перевели в Кировоградскую область, где тогда шли особенно тяжелые, затяжные бои. После Украины – Молдавия, затем – Румыния. К тому времени боец Тимофеева стала опытной регулировщицей прифронтовых трасс, научилась многим премудростям своей армейской профессии. Даже, к примеру, такой, как отличать шоферов – ветеранов от неопытных и суетливых новичков. Первые всегда вели машины, соблюдая дистанцию и правила движения. Новенькие же, попав в большой транспортный поток, рвались вперед, хотели обогнать впереди идущего и поскорее добраться до места. Иные вообще никак не реагировали на знаки стоящей на перекрестке регулировщицы. Бывало, настойчивая Евдокия сама преграждала таким дорогу. И всякий раз выслушивала обидные и несправедливые ругательства…

А еще иные сварливые водители бранили регулировщиц и за то, что те пытались подсадить к ним раненых или иных, срочно спешащих в свою часть попутчиков. Случалось и такое, что регулировщицы во время своего дежурства получали тяжелые травмы и даже гибли. Причем калечил и убивал их не только враг, но, нередко, свои же горе – водители – армейские лихачи за рулем, неопытные новички, а то и дезертиры, которых и в ту суровую пору на дорогах разъезжало немало. Бывало, девушек, пытающихся остановить нарушителя на дороге, не сбавляя хода, сбивали… Случалось, даже насмерть. А иные сами случайно попадали под колеса во время транспортных заторов на перекрестках… Потому, учитывая огромные транспортные потоки в период больших наступлений, вражеские авианалеты, частые транспортные «пробки» и столкновения машин на дороге, их женская служба была наполнена такими же смертельно опасными неожиданностями, как и у обычных солдат – окопников…

Когда Красная Армия начала большое наступление, их батальон нес службу практически круглосуточно. Случалось, по нескольку дней и ночей без отдыха, промерзшие или промокшие в своих стареньких шинелишках, сжимая винтовки в окоченевших руках, регулировщицы как живые дорожные столбы стояли на своей нелегкой вахте. Однажды, заступив на очередное дежурство, героиня этой статьи попыталась остановить быстро идущий в сторону тыла крытый грузовик. Но на её красный флажок сидящий за рулем солдат никак не среагировал. Вскочив на подножку, напористая Евдокия крепко схватила шофера за руки. А тем временем второй, сидящий в кабине, попытался столкнуть её на дорогу. Понимая, что не сможет справиться со здоровенным мужиком, она дала волю своим голосовым связкам… К ней подбежали бойцы с других постов, и все вместе задержали дезертиров, которые без всяких сопроводительных документов пытались удрать в тыл вместе с похищенным грузом…

Особенно трудно, как вспоминала моя собеседница, было дежурить вблизи передовой в ночную пору. Иногда приходилось заступать на свой пост и под артобстрелами, и под налетами фашистской авиации, выполнять свои обязанности. Несколько раз, когда вражеские самолеты с воем пикировали на проходящую по её участку колонну, дорожная постовая прос­то чудом разминулась со смертью… Но какими бы трудными ни были их военные будни, женщины – регулировщицы никогда не жаловались на свою военную судьбу и не унывали… А в короткие часы отдыха девчата, собравшись вместе, пели песни. Мирные, гражданские и теперешние, военные. Часто Евдокия напевала свою любимую: «Эй, путь – дорожка фронтовая! Не страшна нам бомбежка любая…Помирать нам рановато, есть у нас ещё дома дела…» Когда звучали эти слова, в голове была только одна мысль – поскорее вернуться домой, к своим родным и близким, к нормальной мирной жизни…

Они, рядовые женского дорожно – эксплуатационного батальона, достойно прошагали следом за наступающими войсками по всей Европе и дошли до самой Австрии. Именно их заслуженно называли хозяйками фронтовых перекрестков и регулировщицами Победы. Общий и нелегкий военный быть, совместные тяготы и опасности, как известно, сближают даже очень разных по характерам людей. У доброжелательной к людям и общительной Евдокии в батальоне было немало хороших подруг. Она всегда с болью расска­зывала о тех, которые были призваны с ней из одного военкомата и которые навсегда остались в скромных солдатских могилах… Каждую из них моя собеседница по – доброму вспоминала многие послевоенные годы. Обо всех погибших рассказывала своим домашним как о живых… А с теми, кто вместе с ней дожил до Победы, она поддерживала связь и после войны – посылала к праздникам теплые, душевные письма и поздравительные открытки. До тех пор, пока её подруги и она сама были живы…

За весь долгий и трудный военный период Евдокия Владимировна прошла нелегкий путь фронтовой регулировщицы на дорогах Украины, Молдавии, побывала даже на улицах европейских столиц. «Вместе с другими девушками из наших мест я начала свою солдатскую службу в подмосковном Ногинске, а закончила в Будапеште и Вене. За годы войны я многое повидала, многому научилась. Конечно, мы не были на самом переднем крае боевых действий. Но всё время шли за фронтом примерно в 30 километрах от передовой. Мы проверяли документы у водителей, отправляли раненых в госпиталь, показывали тем, кто спрашивал дорогу к месту расположения своих частей, правильное направление движения. Конечно, нередко приходилось спасаться от обстрелов и бомбежки, бывало, с горечью теряли своих подруг. Но, как бы то ни было, всегда старались стойко переносить все тяготы войны».

Самый первый день мира рядовая Тимофеева встретила в освобожденной Австрии. О том, что фашистская Германия капитулировала, девушка узнала, находясь на своём боевом посту. Проезжающий мимо неё молодой водитель громко крикнул регулировщице: «С Победой тебя, сестренка!» И, улыбаясь во весь рот, протянул ей самое ценное, что у него было на этот исторический момент под рукой – пачку обычных папирос. И хотя моя собеседница в дальнейшем никогда в жизни так и не закурила, этот простой солдатский подарок взяла с благодарной улыбкой. От души ведь… А уже после Победы, у неё было еще три долгих месяца военной службы. Они, получившие солидный фронтовой опыт регулировщицы, терпеливо обучали молодых австрийских парней правилам дорожно – постовой службы…

После демобилизации гражданская жизнь для неё, как и для других фронтовиков, не стала легкой и беспроблемной. Пришлось искать свое место в новых мирных реалиях, от которых за годы войны заметно отвыкла... Вернувшись домой, Евдокия с болью узнала о том, что её единст­
венный брат Виктор погиб в боях под Доргобушем еще в 1943 году. Горевала о нем очень сильно… А потом на несколько лет вынуждена была уехать на заработки в Калининград, где и познакомилась со своим будущим мужем, тоже фронтовиком, Михаилом Казанцевым. Отмечу, что он, призванный в начале 1943 года, воевал в составе 26 – й отдельной батареи Ленинградской армии ПВО в должности оператора локаторной станции орудийных наводок, а в дальнейшем – в 1176 – м зенитно – артиллерийском полку. Их батарея защищала воздушное пространство над городом на Неве от налетов немецкой авиации. За свои боевые заслуги Михаил Семенович был награжден медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», в послевоенный период – орденом Отечественной войны II степени и 5 -ю юбилейными медалями.

В 1957 году супруги, в поисках лучшей жизни, вместе переехали на постоянное место жительства в подмосковные Бронницы… И здесь, по – своему, кирпичик за кирпичиком, строили мирную жизнь. И впоследствии остались в нашем городе навсегда. Евдокия Владимировна устроилась работать на скромную должность кладовщицы в местную «Сельхозтехнику». А её супруг Михаил Семенович не одно десятилетие добросовестно проработал в Бронницкой МТС механизатором. Каждый прожитый послевоенный год запомнился им по – своему. Каждый приносил большие и малые семейные хлопоты и радости. У Казанцевых выросли две дочери, потом появились и повзрослели внуки, а позднее – правнуки… А еще моя собеседница рассказывала, что 23 февраля – День Советской Армии и день её рождения – в их семье старались отмечать вместе, за общим столом. Для неё это всегда был двойной праздник. Ведь фронтовая молодость не забывается.

Участницы Великой Отечественной войны Евдокии Владимировны Казанцевой не стало 4 августа 2011 года. Похоронена она на нашем городком кладбище... Последние годы ей, вступившей в новый XIX век и вместе со всеми отметившей 65 – летие Великой Победы, было нелегко доживать отмеренный судьбой срок. Всё чаще беспокоили возрастные недуги, омрачала её повседневный быт и непроходящая горечь утраты самого близкого человека: уже не было рядом с ней ушедшего из жизни мужа Михаила Семеновича. Но пенсионерка, как рассказывали знающие её люди, до конца своих дней не поддавалась болезням и унынию. Пока были силы активно посещала ветеранские собрания, по мере своих возможностей, в чём – то помогала дочерям и часто общалась с пятью подрастающими правнуками. Ведь характер у неё с молодых военных лет сформировался открытый и доброжелательный. И при этом, достаточно твердый, мужской. Как у настоящих патриотов и защитников страны.

Воспоминания записал
Валерий ДЕМИН
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий