Александра МАРКАЗИНА – радистка аэродромной метеослужбы
0
3595
Этим летом в нашей стране отмечается памятная дата – 80-летие Курской битвы, ставшей коренным переломом в ходе Великой Отечественной войны и последующем разгроме фашистской Германии. В числе тех, кто участвовал в этом историческом сражении, были и красноармейцы, призванные из нашего города, в том числе женщины. Они воевали зенитчицами, радистками, медсестрами, даже – разведчицами и снайперами… Наравне со всеми выполняли суровые армейские приказы, стойко переносили все тяготы и лишения полевого быта, нередко попадали под артобстрелы и бомбежку, получали ранения и геройски гибли на поле боя. Кто-то из них, участвуя в одной из самых крупных военных операций РККА, отдал свою жизнь за Родину, кто-то вернулся домой с Победой. Сведения о многих воинах-бронничанках в разные годы были размещены в трех томах Книги Памяти «Солдаты Победы города Бронницы». Продолжая начатый в «БН» цикл тематических статей о женщинах-защитницах Отечества, мы сегодня расскажем об участнице Орловско-Курской битвы, радистке 415-го батальона аэродромного обслуживания 16-й воздушной армии Александре Ивановне МАРКАЗИНОЙ. Пройдя через все военные испытания, она возвратилась в свои родные места, в дальнейшем переехала на постоянное местожительство в Бронницы и достойно прожила в нашем городе еще многие послевоенные годы...

Начну с того, что меня как журналиста всегда радуют факты, когда память о ветеранах-фронтовиках многие десятилетия бережно хранится в семьях их детей, внуков и правнуков. Это, пожалуй, и есть примета настоящего патриотизма, гражданской ответственности жителей XXI века. А ещё это знак приверженности идеалам и ценностям своих предшественников – граждан СССР. Ведь непримиримое сражение с возрожденной «коричневой чумой» продолжается и в наши дни. А фронт борьбы с последышами германских фашистов, против которых в «грозовые сороковые» воевало поколение победителей, сегодня проходит не только через Донбасс, но и через всю Россию.

Понимая это, мне отрадно было узнать о том, что в семье проживающей в Бронницах Галины Егоровны Марказиной (по мужу Фадеевой) – дочери главной героини этой статьи дорожат памятью о военном прошлом. В своё время дочь (уже пенсионерка), вспоминая о своих родителях-фронтовиках, многое рассказала автору этих строк о жизненном пути своей матери, о том, как много ей пришлось пережить в годы войны. После нашей недавней встречи её прежний рассказ дополнился новыми интересными подробностями и фотографиями.

– Уже самые первые месяцы после вероломного нападения гитлеровской Германии на СССР запомнились моей, в то время ещё совсем юной, маме резкой сменой прежнего, привычного всем россиянам, мирного быта и ежедневным очень тяжелым, изнурительным трудом, – начала свой рассказ Галина Егоровна. – В то время в стране повсеместно шла всеобщая мобилизация, а её вместе с группой односельчанок по разнарядке отправили на лесоразработки в Мордовию. Им, в большинстве своём молодым женщинам, пришлось заниматься очень трудоёмким делом: самим выкорчёвывать и распиливать большие деревья. И при этом, сами они жили в ужасных условиях, спали где придется, питались, можно сказать, впроголодь. Само нахождение на тогдашнем трудовом фронте стало в настоящем смысле непосильным даже для них, вполне сознательных девушек-комсомолок, привыкших к тяготам сельской жизни, к скудным колхозным трудодням. Поэтому мама, как и многие её подруги, уже через несколько недель после такой мобилизации на лесоповал стали сами проситься из трудового – на военный фронт. Причем, добровольцами...

Отмечу, что в первом военном году матери моей собеседницы было всего – 19. Саша (до замужества Мисюряева), в деревне её чаще звали Шурой, родилась 15 июня 1922 году в д.Аксеновка Пензенской области в многодетной крестьянской семье. У Шуры было шестеро братьев и она одна, самая младшая – сестричка. Её довоенное детство пришлось на нелегкий для всех период: новая советская власть только начинала по-своему обустраивать прежний деревенский быт и очень многого не хватало. Начальную школу девочка окончила в родном селе, а семилетку – в соседнем. Причем, небольшая сельская школа, куда ходили ребятишки со всех окрестных деревушек, тогда была буквально переполнена и заниматься всем учащимся было негде. Так что ей в младших классах пришлось два года не учиться и ждать, когда в школе появятся свободные места. Но при этом Шура всегда находила себе занятия по душе. К примеру, уже в то время 11-летняя Александра сумела проявить себя как искусная рукодельница. Она быстро научилась вязать, освоила и швейную машинку. Причем, обвязывала и обшивала не только своих домашних, но других жителей. Сельчане платили юной швее и вязальщице за работу нитками и пряжей...

После школы большинство деревенской молодежи уезжали в близлежащие города, чтобы получить нужную профессию и дальше строить свою взрослую самостоятельную жизнь. Так и Саша, сдав выпускные экзамены и получив аттестат о семилетнем образовании, вместе с несколькими подругами-односельчанками отправилась в Пензу – поступать в фармацевтическое училище. И, надо сказать, она лишь одна из всех сумела успешно справиться с вступительными экзаменами, и её зачислили на первый курс. Только вот проучилась Шура там, к сожалению, совсем немного. Очень уж одиноко и голодно было ей одной в чужом городе, а добираться оттуда в свою деревню – далеко и непросто. Как видно, тогда она оказалась ещё не готовой к самостоятельной взрослой жизни. Вернувшись домой к родителям, Шура стала работать в местном колхозе. Начало Великой Отечественной войны и последующая мобилизация на трудовой фронт в корне изменили жизнь девушки-сельчанки. Она поняла, что прежний привычный мирный быт, скорее всего, вернется нескоро... А в дальнейшем 20-летнюю девушку по её заявлению, на добровольной основе призвали в действующую Красную Армию.

После призыва в ряды РККА в мае 1942 года её вместе с целой группой мобилизованных девушек-призывниц сначала направили в Ульяновскую область на военную подготовку – в полковую школу младших специалистов. Там Александра месяц за месяцем осваивала азы деятельности радиста аэродромной метеослужбы. А после окончания учёбы получила сержантское звание и сразу попала прямо на передовую, на Донской фронт. Служила фронтовой метеонаблюдатель Мисюряева в 415-м отдельном батальоне аэродромного обслуживания, входящим в состав 16-й воздушной армии. Если говорить конкретно, она была приписана к передвижной метеостанции одного из военно-полевых аэродромов. Радистки такого профиля постоянно вели наблюдения, оперативно передавали метеосводки, участвовали в обеспечении летных экипажей всей необходимой информацией о погодных условиях в местах, куда предстоят боевые вылеты. К слову, именно девушки составляли большинство военнослужащих этого отдельного батальона, но при этом командирами сюда назначались кадровые офицеры-мужчины.

– Судя по воспоминаниям мамы, которыми она поделилась со мной уже в послевоенный период, все специалисты аэродромной службы несли суточные боевые дежурства и держали постоянную радиосвязь с летными экипажами, – рассказывала моя собеседница. – Когда самолет вылетал на боевое задание, радист-метеонаблюдатель оперативно передавала летчикам погодные условия в зоне перелета и на конечном пункте, сообщала о том, какая там видимость, есть ли по заданному маршруту дождь, ветер, туман и т.п. Все это помогало летным экипажам заранее предпринять необходимые меры, скорректировать маршрут и время полета. Что же касается службы и самого полевого быта метео­наблюдателей, то они, как и у всех фронтовиков, не были легкими. Девушки жили в палатках или в ими же вырытых землянках. При этом аэродромы часто бомбила вражеская авиация. Передвигались они на специально оборудованной грузовой автомашине, которая была оснащена различными метеорологическими приборами и всегда следовала за другими аэродромными службами. Добавлю, что мама, судя по записям в её красноармейской книжке, со временем стала опытной радисткой: она лучше других знала рацию, владела азбукой Морзе и другими премудростями своей необычной, но только на первый взгляд, военной специальности.

Понятное дело: аэродромные метео­наблюдатели не совершали боевых вылетов, не участвовали в воздушных боях, не бомбили германские военные объекты. Но их служба, как и у всех фронтовиков, являлась по-своему важной, ответственной и даже опасной. Ведь вовремя переданное сообщение позволяло нашим авиаподразделениям заранее предусмотреть погодные проблемы и успешно выполнить боевое задание. Поэтому для немецких бомбардировщиков полевые аэродромы и их службы являлись постоянной целью, а потери личного состава на этих объектах— обыденным событием. А еще, как и у всех, кто служил в действующей армии, появились у сержанта Мисюреяевой свои надежные фронтовые подруги. Ведь тогдашний суровый военный быт, общность выполняемых задач и единая цель – победить врага сближали даже совсем разных людей.

Особенно подружилась Саша со своей более старшей по возрасту и армейскому опыту однополчанкой, украинкой Верой Ткаченко. Девушки делились, порой, самым сокровенным и во всём доверяли друг другу... После войны и демобилизации фронтовые подруги многие годы переписывались, присылали друг другу семейные фотоснимки, часто вспоминали в письмах свою суровую военную молодость. А еще в разные годы очень хотели встретиться, повидаться и пообщаться друг с другом... Но только вот после развала СССР и превращения прежней советской Украины сначала в чужое, а после – в откровенно враждебное России государство, этому уже не суждено было сбыться...

С декабря 1942 года 16-я воздушная армия активно поддерживала с воздуха важнейшие операции войск Донского и Центрального фронтов по контрнаступлению и окружению крупной группировки гитлеровских войск под Сталинградом. А с июля 1943 года 415-й батальон вместе с другими армейскими авиационными подразделениями участвовал в поддержке наступающей пехоты с воздуха в ходе осуществления грандиозной по своим масштабам Орловско-Курской операции. Так что в разгроме гитлеровских полчищ на главном стратегическом направлении внесла свой скромный вклад и будущая жительница нашего городского округа Шура Мисюряева.

А в конце третьего года войны батальон аэродромного обслуживания в в числе других частей 16-й воздушной армии вошел в состав войск 1-го Белорусского фронта. Для всех специалистов батальона начался самый ответственный и беспокойный период – развернулось большое наступление на главном стратегическом направлении. В дальнейшем, когда фашистов погнали с территории нашей страны, радистки-метеонаблюдатели вместе со всем составом воздушной армии по-своему участвовали и в освобождении польских городов – Познань, Варшава, а в дальнейшем, когда вступили на территорию Германии, – в штурме Берлина.

После победы сержант Мисюряева служила в Советской Армии до октября 1945 года. Причем, как указано в её красноармейской книжке, уже в составе «группы оккупационных советских войск в Германии». Их батальон размещался близ Бранденбурга, и все женщины-радистки с нетерпением ждали демобилизации... Только вот не все, к сожалению, дожили до неё. Судя по воспоминаниям Александры Ивановны, погибали её сослуживцы даже после капитуляции германских войск. И нередко это происходило из-за собственной беспечности и неосмотрительности. Ведь эсэсовские недобитки действовали во многих германских городах и совершали дерзкие нападения на наших солдат и в 1945 и в 1946 годах...

Впрочем, героине нашей статьи посчастливилось вернуться домой без ран и увечий... За участие в боевых действиях Александра Ивановна в числе других радисток батальона была удостоена благодарности Верховного Главнокомандующего, награждена медалями «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне1941-1945 гг.» А в послевоенный период как ветеран-фронтовик была удостоена юбилейного ордена Отечественной войны II степени.

Можно сказать, почти плечом к плечу, в тех же войсках, воевал вместе Александ­рой и её будущий муж – Егор Алексеевич Марказин. Он, судя по имеющейся информации, был старшим радиомехаником, а в дальнейшем – начальником мастерской роты связи 244-го батальона аэродромного обслуживания 15-го района авиабазирования. Вот как изложено о его боевых заслугах в Книге Памяти Вадинского р-на Пензенской области: «Тов. Марказин Е.А. с начала Великой Отечественной войны обеспечивал бесперебойную радиосвязь с летными полками и самолетами. Даже в сложных условиях работы он следил за деятельностью летных экипажей, находящихся в воздухе. Командование высоко оценивало боевую работу тов. Марказина Е.А. по обслуживанию их радиосвязью. Любые неисправности и повреждения передвижной радиостанции он всегда устранял быстро и четко. Материальную часть рации содержал в отличном состоянии и полной боевой готовности. В совершенстве овладев своей специальностью, внес целый ряд рацпредложений и в итоге сэкономил почти две сотни литров горючего. Подготовил для работы на радиостанции 5 специалистов-радистов. В период выхода батальона из окружения в районе г.Мосальск (аэродром Васильевское) проявил отличные организаторские способности, стойкость и мужество, сумел быстро свернуть работу двух радиостанций и вывести их от преследования немцев с полным оборудованием на новый аэродром, несмотря на обстрел в пути и бомбежку».

– Мой отец был из одного села с мамой, они одну и ту же школу оканчивали, – вспоминала в ходе нашей беседы Галина Егоровна. – Потом папа учился в техникуме, а после германского нападения был призван в действующую армию. Участвовал в обороне Москвы, а в ходе наступательных операций проследовал за летными подразделениями армии по всей территории СССР, после – Европы. Как и мама, заслужил фронтовые награды – медали «За оборону Москвы», «За боевые заслуги» и другие. А после войны тоже был награжден юбилейным орденом Отечественной войны II степени. К слову, мои будущие родители были знакомы еще до войны, но серьезные отношения возникли у них позже. Мама у меня была красавицей, но предпочла невысокого ростом папу другим мужчинам. Наверное, потому, что он тоже воевал на фронте. Поженились они 25 ноября победного года и прожили вместе ровно 40 лет – до самой смерти отца в 1985-м. Растили нас, троих детей (кроме меня были младшие – сестра и рано умерший брат). А в Подмосковье из Пензенской области мы с мужем перебрались в 1982 году. Сначала жили в д.Денежниково, после нам дали квартиру в Бронницах – в Садовом проезде. И маму, в уже почтенном возрасте, мы пригласили к себе. Она, несмотря на болезни, прожила до 90 лет и часто вспоминала свою военную молодость, рано ушедшего мужа... Умерла мама в 2012 году и похоронена на нашем бронницком кладбище...

Добавлю и то, что Галина Егоровна в недавний постсоветский период не раз выходила 9 Мая с портретами матери и отца на праздничные шествия в составе нашей городской колонны «Бессмертного полка». Сумела она разместить сведения о своих родителях и в Книге Памяти Пензенской области, где они родились, и на известном всем россиянам портале «Память народа»…Так что имя армейского радиста-метеонаблюдателя Александры Ивановны Марказиной (как и её супруга) будет сохранено на многие годы... И всё же, рассказывая мне о военном прошлом своих родителей, моя собеседница не раз очень сожалела о том, что прежде не записывала их фронтовые воспоминания на бумаге. В памяти, к сожалению, сохранилось далеко не всё...

Наверное, только с возрастом можно в полной мере осознать настоящую ценность и значимость уникального жизненного опыта россиян советского военного периода. Но время идет вперед, безвозвратно унося в прошлое и самих участников тех героических событий, и их достоверные воспоминания. И каждую весну, отмечая очередную годовщину Великой Победы, мы замечаем то, как быстро редеют ряды наших ветеранов-фронтовиков. Сегодня их, уже достигших 100-летнего возраста и перешагнувших его, остались, можно сказать, считанные единицы. Но даже уходя в иной мир, эти люди не уходят из нашей благодарной памяти. Поколение победителей незримо остаётся рядом – в наших добрых делах и поступках. Сама жизнь, достойно прожитая этими людьми, для нас – реальный пример того, как надо любить и защищать свою Родину.
Воспоминания записал Валерий ДЕМИН
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий