Мы вас помним, Александр Алексеевич!
0
4646
Проходят годы, десятилетия, сменяются поколения, а имя Александра Алексеевича СЫРОЕЖКИНА по-прежнему на слуху у жителей Бронниц. В нынешнем году ему, одному из самых деятельных городских руководителей, исполнилось бы 80 лет. Вспоминают его и как учителя истории, и как директора Рыболовской школы, и как председателя Бронницкого горисполкома... Но чаще всего – как первого главу нашего города. Оценивая заслуги этого незаурядного человека, даже скептики признают масштаб личности и сделанного...
Встав у административного руля в период всесоюзного развала, Сыроежкин сумел так умело распорядиться местной властью, что Бронницы, добившись муниципальной самостоятельности, даже в разрушительные для всего 90-е годы продолжали развиваться... Мэр-реформатор со своей командой единомышленников многое сделал для блага города и, что важнее всего, заложил прочный, надежный фундамент его дальнейшего развития.

Все мы начинаемся с детства, с родителей, с семьи. Там формируются основы характера и жизненные ориентиры. Будущий глава Бронниц появился на свет 15 ноября 1943 г. в с.Семеновском. Вспоминая истоки биографии, Александр Алексеевич с уважением говорил о своих родителях, как о трудолюбивых и честных людях. Его отец Алексей Матвеевич был офицером запаса, комиссованным в начале войны из-за тяжелого ранения. Когда его избрали председателем сельсовета, он работал на износ. Мать Галина Андреевна, участница трудового фронта, учительствовала в начальных классах. Постоянно вместе с учениками участвовала в полевых работах. И Сашу приобщила к этому: вместе со взрослыми он с малых лет трудился на земле.

Быстро взрослеющий мальчишка смог правильно понять рано овдовевшую мать, когда та решила устроить свою личную жизнь. Она вышла замуж, стала не Сыроежкиной, а Кузнецовой, а у него появился отчим... Потом они все вместе переехали из Семёновского в Дьяково, где Галине Андреевне, опытному и знающему своё дело педагогу, предложили стать директором близлежащей Селецкой школы. Там же, в одной из комнат школьного здания, сводная семья и поселилась. Александр, который в дальнейшем сам стал учителем, осваивал азы предметов, можно сказать, не выходя из дома... Когда же стал учиться в Денежниковской школе, ему пришлось добираться туда пешком. Даже в сильные морозы Саша не пропускал занятия и только один из всех своих деревенских приятелей смог закончить восьмилетку.

– А еще он с юных лет приобщился к чтению, стал активным читателем школьных библиотек, – воспоминает вдова Сыроежкина, Татьяна Борисовна. – И дома у них был полный шкаф книг. Читал Саша много, особенно любил историческую литературу... После села начался бронницкий этап его ученической биографии. Годы учебы в «красной» школе – незабываемая пора для нас обоих. Там в конце 50-х мы впервые встретились, участвуя в одном из лыжных турпоходов... Окончив десятилетку, Саша получил профессиональное образование в стройучилище №13 в г.Жуковском. Началась трудится монтажником-высотником. Выезжая в командировки, участвовал в больших новостройках – в строительстве телебашни в Средней Азии, большого радиолокатора в Крыму и других объектов... Потом была армейская служба. Через полгода после того, как он вернулся домой, мы стали встречаться, а еще через полгода создали семью…

В 1967-1969 гг. Александр Сыроежкин, быстро освоив специальность слесаря-ремонтника, трудился в Жуковском, на машиностроительном заводе. И уже в то время активный по жизни парень возглавил заводскую комсомольскую организацию. Выступать на собраниях умел толково и убедительно, хотя немного картавил... А в дальнейшем, по своему осознанному решению вступил в КПСС и состоял в партийных рядах до последнего, развального для всех 1991 года. Надо сказать, что его волевая, непредсказуемая натура проявилась уже в молодые годы. Он часто действовал как очень решительный и самостоятельный человек, способный быстро принимать важные решения, резко меняющие его жизнь.

К примеру, узнав, что в Бронницах началось строительство нового здания ювелирного завода, он сразу же решил перейти туда на работу. Словно уже тогда понимал – его будущее связано именно с нашим городом. Причем от решения до поступка не прошло и нескольких дней. Возможно, добросовестно работая бригадиром в ПМК-25 треста «Особстрой», Александр смог бы в дальнейшем успешно самореализоваться в строительстве, внести личный вклад в памятную многим бронничанам новостройку. Но произошедший с ним несчастный случай и серьезная травма не оставили парню возможности заниматься тяжелым физическим трудом. Надо было решать, что делать дальше...

– Под влиянием матери, которую очень любил и уважал, Саша поступил на заочное отделение Коломенского пединститута, – продолжает рассказ Татьяна Борисовна. – Он решил стать учителем, преподавать историю и обществоведение. К учебе относился ответственно, сессии сдавал без «неудов». Этому способствовали его начитанность и постоянное самообразование. Хотя семейному человеку, имеющему детей, вовремя сдавать экзамены, выезжать на сессии было совсем непросто. К слову, мой суп­руг очень любил наших детей и всегда находил для них самые теплые и добрые слова... Обучаясь на предпоследнем курсе, муж стал работать в бронницкой школе №12 (нынешний Лицей), где в то время преподавала его мама, Галина Андреевна. Будущему учителю предложили вести военное дело и уроки истории.

К своим новым обязанностям молодой школьный военрук подошел, что называется, по-максимуму. Он сразу понял, чтобы полноценно обучать детей военному (и в первую очередь – стрелковому) делу, учебному заведению нужен собственный тир. Но как его построить, если нет ни средств, ни материалов?! Другой бы сразу отказался от нереальной идеи, но у Сыроежкина уже тогда проявились организаторские способности и по-хорошему авантюрный характер. Желанный для всех мальчишек объект начали обустраивать в заброшенном подвале собственными силами. Старшеклассники под руководством своего учителя сами таскали на носилках землю, работали пилами и молотками. А уже потом удалось привлечь к нужной новостройке шефов.

Иные из его тогдашних питомцев (ныне уже пенсионеры) до сих пор по-доброму вспоминают энергичного и неутомимого Александра Алексеевича, его интересные и полезные уроки. И не просто вспоминают, а с гордостью рассказывают детям и внукам об этом построенном тогда своими руками тире. Кстати, подготовленные Сыроежкиным на внеклассных занятиях ученики, часто принимали участие в популярных в советское время военно-спортивных играх «Орленок» и «Зарница» и даже занимали первые места по Московской области. Помнят его и как преподавателя истории: лучшие из учеников Сыроежкина успешно участвовали в областных конкурсах и олимпиадах.

В 34 года проявившему свои деловые качества учителю-предметнику, предложили поработать директором Рыболовской средней школы. Она находилась в хозяйственном ведении богатого и передового в тот период колхоза «Борец». Его руководство постоянно заботилось о школе и ни в чем не отказывало сельским педагогам. Энергичный и полный замыслов Сыроежкин без колебаний возглавил школьный коллектив. И наряду с преподавательской, развил на новом поприще бурную хозяйственно-строительную деятельность. Он многое сделал для того, чтобы школа стала по-настоящему образцовой для того периода. И хоть нынче на дворе иные времена, рыболовские учителя-ветераны до сих пор вспоминают его добрым словом...

В период работы школьным директором, деятельный Александр Алексеевич прочно утвердился в местном партийно-хозяйственном активе. И так уж вышло, что в дальнейшем его кандидатура на должность председателя исполкома Бронницкого городского Совета народных депутатов рассматривалась райкомом партии в числе основных... К тому времени директору Сыроежкину исполнилось 40 лет, и его уже хорошо знали в руководящей среде. Сам он так объяснял причину своего назначения в горисполком: «Моя школа в то время была на хорошем счету. Решили, что и город потяну...»

Бронницы в первой половине 80-х (несмотря на усилия прежнего мэра) всё также оставались городом районного подчинения. С остаточным финансированием и всеми вытекающими из этого последствиями. Конечно, производственная жизнь не стояла на месте: как и везде, были и свои новостройки, и отдельные крепкие предприятия, делавшие погоду в городе. Но если брать в целом, то Бронницы постоянно недополучали нужных для развития материальных ресурсов. Старожилы помнят дырявые крыши храмов того периода, невзрачные, еще прошлых веков, постройки, грязные, почти без асфальта, улицы. Даже в самом центре – покосившиеся заборы и облупленная штукатурка на стенах...

А в горисполкоме той, еще застойной поры, – всего три человека вместе с председателем. К нему жители обращались буквально по всем насущным вопросам. А что мог сделать тогдашний советский мэр, обладавший минимумом административных и материальных возможностей. И к тому же очень уязвимой от любого принятого им решения партийной ответственностью?! «Каждый свой шаг надо было обязательно согласовывать в Раменском, – вспоминал позже Сыроежкин. – Свои обязанности я, конечно, выполнял, но мало что успел сделать. Это было не мое время...»

Его время, как это не странно, пришло вместе с развалом СССР... В 1991 г., после упразднения советских исполкомов и создания новых властных структур, бывшего председателя горсовета назначили главой администрации г.Бронницы. Перед ним встал насущный вопрос: «Как на фоне общесоюзного краха всего и вся сохранить и укрепить местную власть? Как добиться большей самостоятельности?» Сыроежкин, способный мыслить свободно и масштабно, не боялся ставить перед собой, казалось бы, невыполнимые задачи и последовательно решать их.

Воспользовавшись начавшейся «демократической вольницей», он вошел в число учредителей «Союза малых городов». Там такие же мэры «ущемленных» муниципалитетов начали всерьез обкатывать идею большей хозяйственной самостоятельности. Всем хотелось убрать лишнее звено над собой – районное руководство. Но как это сделать? Было инициировано принятие нового закона о праве малых городов на самоопределение. Ну и дальше решили начать реформы в Бронницах уже своими силами, а роль «ледокола» в городе уже сыграл сам Сыроежкин.

В числе первых в России бронничане, воспользовавшись сменой руководства Подмосковья, провели у себя референдум. Только такая форма народного волеизъявления давала юридическое право на выход из-под юрисдикции Раменского района. Опрос горожан проводился примерно так же, как и на выборах. Были кабинки для голосования, были бюллетени с вопросами о том, согласны ли жители с тем, чтобы Бронницы получили самостоятельный статус и стали городом областного подчинения. Как и ожидалось, «за» проголосовали более 90 процентов участников референдума...

Заручившись поддержкой людей, напористый мэр-реформатор и его команда начали выверенную «осаду» ослабевших после всесоюзных потрясений бюрократических бастионов... Никакого нормативного механизма перехода города из районного подчинения в областное тогда не было. Бронницы стали первопроходцами. Работа, которой руководил глава, состояла из многих этапов и предполагала подготовку массы документов, десятки согласований в разных министерствах. Были привлечены и научные организации, чтобы разработать технико-экономические основы самостоятельности, границы города и другие вопросы.

Когда решение вопроса переместилось в Мособлсовет, мэру и его замам, Н.Мазурину, Р.Ягельской, позже – В.Егорову и другим, пришлось обойти не одну депутатскую комиссию – доказывали, обосновывали, убеждали... И, наконец, положительное решение было получено... Затем глава вместе с командой решил для Бронниц и еще одну проблему – земельную. Для дальнейшего развития города удалось согласовать территорию его границ с площадью втрое больше той, что уже находилась под застройкой. В Бронницах стали появляться свои госслужбы или их подразделения, которые прежде находились лишь в райцентре. А еще дальновидный глава стал издавать свою городскую газету, а затем организовал и Бронницкое телевидение. Так что своему рождению местные СМИ, обязаны тоже ему.

Старожилы помнят о том, что в первые постсоветские годы новоявленные горе-правители обрекли большинство россиян на нищету и лишения. Страну ломала гиперинфляция, обесценивались трудовые сбережения, множились безработные, всюду была нищета и безнадега... А наш мэр-оптимист смело выводил горожан на трудовые субботники. Убеждал всех, что надо сообща благоустраивать свой город, засыпать замусоренный кожурновский овраг, самостоятельно улучшать свою жизнь... Во многих регионах закрывались заводы, зарастали дороги, разваливалось коммунальное хозяйство... А в Бронницах 90-х, в бюджетных организациях, исправно платили зарплату, ремонтировали крыши и коммуникации, в новый асфальт одевались улицы и переулки, быстро развивался стройбизнес...

И не удивительно, что наш город тогда признали лучшим по благо­устройству в Подмосковье… Каким-то чудом Сыроежкину удалось привлечь деньги на очистку Бельского озера и Кожурновки, выдав их за неотъемлемую часть Волго-Окского бассейна. Затем соединили берега этих городских водоемов мостами, придавшими городу свою особую, неброскую привлекательность и со временем ставшими местами «паломничества» всех новобрачных. Свадебные пары по сей день оставляют на перилах ограждений сыроежкинских мостов железные замки – символ прочного и счастливого брака...

Бронницкий глава основательно взялся и за развитие спорта. Его усилия по­этапно воплощались в реальные проекты – детско-юношескую спортшколу, училище олимпийского резерва, стадион «Юность», в полтора десятка футбольных полей, в том числе – с искусственным покрытием. Есть его заслуга и в том, что в Бронницах появился свой полноценный гребной канал, на базе которого в дальнейшем был образован спортивный Центр федерального уровня. Александр Алексеевич первым интуитивно чувствовал, что спорт может стать тем рычагом, при помощи которого удастся решить многие проблемы города – от занятости молодежи до его инвестиционной привлекательности.

У Бронниц тогда, действительно, появились новые возможности. Руководители администрации могли принимать самостоятельные решения, исключив бюрократическое районное звено. Стали сами выходить на областной уровень, формировать бюджет и расходовать средства на городские нужды. В известных пределах, разумеется... Бронничане получили возможность оформлять многие нужные им документы, не выезжая из города и не простаивая многие часы в очередях. При новом статусе в городе стали появляться свои госслужбы или их подразделения, которые прежде были только в райцентре.

Были образованы отделы соцобеспечения и образования, комитеты: земельный, по управлению имуществом, соцзащиты населения, экологии и природопользования; пенсионный фонд, бюро по приватизации жилья и техинвентаризации, финансовое управление, налоговая инспекция, ЗАГС и другие организации... Но в дальнейшем стала проводиться общероссийская политика укрупнения госструктур, и часть бронницких служб «отыграли» назад... Но даже тогдашняя половинчатая самостоятельность позволила заметно пополнить небогатый бронницкий бюджет. Появилась возможность направлять больше средств на развитие городского хозяйства, на ремонт домов, на благоустройство...

Год от года рос и авторитет бронницкого лидера. Вчерашний учитель, управленец-самоучка, судя по отзывам знавших его руководителей, стал одним из самых успешных мэров подмосковных городов. На выборах главы в 1995 и 1999 гг. за него проголосовало соответственно 82,8% и 75,28% пришедших на участки избирателей. Чувствуя доверие и поддержку людей, Сыроежкин смело брался за, казалось бы, неподъемные задачи. И в дальнейшем, шаг за шагом, из каких-то малозначащих на первый взгляд деталей и подвижек, умел всякий раз выстраивать выигрышную для Бронниц позицию...

Так, в областных кабинетах рассказывал, как отвалившийся кусок штукатурки в старом здании «красной» школы чуть не убил ученика и требовал открыть финансирование строительства нового учебного заведения. А затем пошел на почти авантюру – начал возводить нулевой цикл новостройки по самому современному в стране проекту. В январе 2000 г., когда уже закладывали фундаментные блоки, на стройку подоспел депутат Госдумы Ю.Липатов с радостной новостью – школу включили в федеральный бюджет. Жаль, что достроили здание нынешней Гимназии уже без Сыроежкина…

Он не только способствовал развитию производства, городского хозяйства, муниципального управления, жилищно-коммунальной сферы, но и шаг за шагом возрождал в старинном городе культурный слой. В Бронницах появились свой музей истории и полноценная музыкальная школа, городской мемориальный комплекс пополнился бюстами известных земляков, была восстановлена часовня, могила Пушкина-внука, взялись за реставрацию Архангельского храма... К концу 90-х Бронницы, благоустраиваясь, отличались в лучшую сторону даже от более крупных городов-соседей. Прослышав об этом феномене, к нам стали приезжать журналисты из центральных газет и журналов.

Страницы тогдашних российских СМИ были заполнены негативом: убийства, рейдерские захваты, коррупция, война на Северном Кавказе... А в Бронницах  строят спортбазу, покупают книги для библиотек, возводят новую школу, планируют построить свой центр томографии... Ельцинская Россия 90-х соскучилась по таким новостям. После «Известий» и журнала «Эксперт», приехала критически настроенная «Новая газета». И выдала статью под заголовком «Бермудский Сыроежкин». Александр Алексеевич, прочитав ее, покачал головой: «Приврали немного, но в целом статья полезная – нам реклама».

Особо мощный импульс, судя по газетным статьям тех лет, развитию Бронниц придали сыроежкинские реформы бронницкой экономики. В 2003 г. она выдала невероятный результат – объем промышленного производства вырос на 315 % (по области на 15%). Благодаря его опеке, фирма «ПромСтройБетон» (дочернее предприятие компании «Мост») быстро пустила корни в Бронницах, начала возводить крупный микрорайон Марьинский. А рядом со строящейся новой общеобразовательной школой предприятие «Бронжилстрой» заложило первый дом еще одного микрорайона...

Вступив в новый, XXI век, 57-летний глава был полон идей и планов. Он хотел сделать Бронницы самым благоустроенным, ухоженным и спортивным городом в Подмосковье. И каждым своим решением стремился хоть немного приблизиться к поставленной цели. Словно чувствовал: времени ему отпущено немного... Как вспоминали ближайшие соратники, трудился Александр Алексеевич всегда рационально и продуктивно, многое успевал в течение рабочего дня. Умел сразу выделить в любом деле главное, сам не занимался второстепенными вопросами, доверяя это своим подчиненным.

Плодотворно работая, бронницкий мэр никогда не рвался за наградами и почестями. Как это, хоть и редко, но бывает: власти и общество сами воздавали ему должное. В 1997 г. Александру Алексеевичу была вручена памятная юбилейная медаль в честь 850-летия г.Москвы, в 1999 г. – орден Почета, в 2003 г. – медаль «За безупречную службу», а в 2004 г. за достигнутые трудовые успехи и многолетний добросовестный труд А.А.Сыроежкин Указом Президента РФ был награжден орденом Дружбы.

А еще он как глава семейства, несмотря на постоянную занятость, всегда находил время для того, чтобы хоть немного побыть с родными, пообщаться с потомством, выехать на природу. Повзрослевшие дети со временем сами стали самостоятельными людьми, подарили ему любимых внуков. Дед очень радовался каждому ребенку, мечтал увидеть своих внуков повзрослевшими и успешными. Но судьба распорядилась иначе...

Смертельной болезни Александр Алексеевич сопротивлялся до последнего дня. Надеялся, что даже неизлечимый недуг, столкнувшись с его мощным жизнелюбием, отступит. Был даже период перед последними (снова выигрышными для него) выборами главы, когда он и родные поверили, что болезнь удалось победить. Но чуда, увы, не произошло: 11 ноября 2004 г. первый бронницкий глава ушел из жизни... Званием почетного гражданина А.А.Сыроежкина удостоили уже после смерти: соответствующее решение Бронницкого горсовета депутатов было принято в июне 2008 г. А позже имя первого главы присвоили детской спортшколе, которую организовали по его инициативе.

Жизнь настоящего, деятельного человека – это всегда большие дела, полезные свершения, которые не забываются даже через многие годы. Тем более, что немало из задуманного и начатого при Сыроежкине проросло, прорастает и еще будет прорастать в замыслах и планах соратников и последователей первого бронницкого главы. И сегодня, несмотря на почти два десятилетия прошедших после его ухода, не только они, но и многие бронничане осознанно говорят: «Мы вас помним, Александр Алексеевич!»
Воспоминания записал Валерий ДЕМИН
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий