Никифор Бардыгин: купец, градоправитель, меценат
0
3037
В первой главе изданного в нашем городе в 2017 году Сборника документов и очерков-исследований о почетных (в том числе потомственных) гражданах города Бронницы есть сведения и о людях, удостоенных этого звания в досоветский период (1832-1917 гг.) Один из них – гласный по 2-му избирательному собранию в земской управе Бронницкого уезда Никифор Михайлович БАРДЫГИН. Судя по опубликованным сведениям, это известный и уважаемый в Российской империи (и особенно в Подмосковье) человек; крупный фабрикант, купец первой гильдии, градоправитель, общественный деятель и меценат. Он без малого три десятилетия являлся Егорьевским городским головой и многое сделал для родных мест. А вот за что же наши бронницкие предки избрали его в уездную земскую управу и удостоили (так же, как и на родине) звания потомственного почетного гражданина? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно знать не только реалии и особенности ХIХ века, но и основные жизненные этапы этого незаурядного гражданина своего времени.

Прежде чем начать рассказ о купце-фабриканте Бардыгине, его происхождении и многогранной торговой и общественной деятельности, поясним что же означает сама выборная должность гласного по избирательному собранию. Как известно, гласные – это избираемые обществом члены городской думы или земства, имевшие на заседаниях право голоса. Гласные должны были постоянно, в течение всего выборного срока, присутствовать во всех заседаниях, на которых обсуждались многие вопросы жизнедеятельности данной местности и принимать деятельное участие в выполнении намеченного.

Напомним, земская управа ведала всеми делами на территории огромного в дореволюционный период Бронницкого уезда. Кроме того, наиболее влиятельные и состоятельные члены этого выборного органа не только принимали участие в решении текущих важных вопросов, но и, в свою очередь, были благотворителями и попечителями богоугодных учреждений. Таким образом, даже не проживая в нашем городе, влиятельные титулованные дворяне и крупные промышленники были максимально приближены к проблемам местного населения. Более того, многие активно участвовали в их решении. А по их стараниям и удостаивались почетных званий.

К слову, почётное гражданство того времени разделялось на личное – пожизненное, прекращающееся со смертью, и потомственное, передаваемое по наследству. Последнее приобреталось по факту рождения (потомственное) либо могло быть «высочайше пожаловано» как по ходатайству самого просителя, так и по особому представлению (потомственное и личное). Напомним, Н.М.Бардынин являлся, судя по исследованиям наших историков и краеведов, потомственным почетным гражданином города Бронницы. Хотя его предки вовсе не были уроженцами здешних мест. По всему выходит, что такое звание ему по особому представлению «высочайше пожаловано» за его весомые общественные заслуги.

Что удивительно: будущий обладатель почетных званий и купец 1-й гильдии являлся выходцем из простых крестьян и всему, чего сумел добиться в своей жизни, обязан, прежде всего, только своим собственным усилиям. Их род начинался так. В самом начале XIX века жил в небольшой деревне Корниловской Егорьевского уезда Рязанской губернии крестьянин Федор Никитин, по прозвищу «Бардыга». У него было трое сыновей: Филипп, Савелий и Михаил. Когда в окрестностях Егорьевска появилось кустарное ткачество, двое старших сыновей Федора Никитина, по деду принявшие его фамилию, также завели в Егорьевске ткацкое производство, которое шло довольно долго, хотя и не особенно успешно.

Младший же брат их, Михаил, ушел в зятья к небогатому егорьевскому торговцу Кулакову, женившись на его единственной дочери Гликерии. У Кулаковых была мелкая бакалейная торговля и хлебная пекарня. Михаил оказался деятельным помощником своему тестю. Он ездил за хлебным товаром в Ильинский Погост, в Павловский Посад, в Орехово. Ежегодно ездил за хлебом в степь. При этом, Михаил, оставаясь в деревне после братьев, носил там отцовское прозвище Бардыгин. Оно удержалось за ним и в Егорьевске. Поэтому, в 1854 году, когда его приписывали к купеческому сословию, это прозвище по просьбе самого новоиспечённого купца обратили ему в законную фамилию.

А почти за двадцать лет до этого, в 1835 году, у Михаила Федоровича родился первый сын – главный персонаж нашей статьи – Никифор Михайлович. Семьи в то время были многодетными, и следом за сыном появились на свет дочери Анастасия, Мария, Акулина и Ольга. А еще через пять лет – сын Пётр. Так уж вышло, что сестры будущего почетного бронничанина (кроме Марии, вышедшей замуж) в цветущих годах ушли в Коломенский Брусенский монастырь. А самый младший из братьев – Пётр, умер в одиннадцать лет в результате несчастного случая. Так что Никифор стал единственным продолжателем отцовского дела и купеческой династии. Он с детства был любознателен, энергичен и предприимчив. Грамоте выучился у простой сельчанки, ходившей читать Псалтирь над покойниками и жившей в Солдатской слободе. Затем занимался с соборным дьячком Дмитрием Лебедевым. Этим и ограничивалось его образование, ни в каких учебных заведениях он не учился. Однако у него была большая склонность к самообразованию.

Важно отметить, что для этого у Никифора имелись все склонности и задатки. С самого раннего возраста он начал помогать отцу в его торговых и иных семейных делах. А когда повзрослел, стал его умелой и надежной правой рукой. Парень всегда добросовестно и старательно трудился и по дому, и в лавке. Он не один раз по поручению родителя самостоятельно ездил в Коломну на трех лошадях за мукой. А, бывало, ему также приходилось еще и ходить 40 верст пешком только для того, чтобы выгадать 15 копеек в провозе и положить на семейную телегу лишний мешок. Словом, многое унаследовав от своего предприимчивого отца, Никифор год за годом познавал премудрости непростого семейного торгового дела.

Так что к 30 годам продолжатель династии Бардыгиных стал вполне успешным, очень деятельным и уже известным в уезде купцом, имеющим солидное состояние и способным добиваться большего и постоянно приумножать его. Начинал Бардыгин мелким булочником, но со временем сумел не только стать крупным и известным фабрикантом, но основать целую династию промышленников. Что же касается семейной стороны его жизни, то Никифор Михайлович был женат дважды. Первая жена Авдотья Феофилактовна умерла в 1871 году, не перенеся смерти своего старшего сына от холеры. Никифор обрел утешение в браке со второй женой Марией Владимировной Макарьевой.

В 1859 году Н.М.Бардыгин основал мануфактуру с ткацким производством и красильню для пряжи. А в дальнейшем создал фабрику, оснащенную ткацкими станками из Великобритании. Фирма его процветала и славилась высоким качес­твом продукции. Именно тогда вошел в моду молескин, который отлично окрашивался на фабрике Бардыгина в черный цвет. Он отличался прочностью и яркостью. Фабрикант пользовался заслуженным уважением на своих предприятиях. Его рабочие, судя по имеющимся сведениям, никогда не бастовали. Никифор Михайлович сам разрешал возникавшие конфликты, следил за повышением оплаты труда, материальным положением рабочих и служащих.

А еще этот дальновидный российский купец, в отличие от многих тогдашних фабрикантов, стремился продавать произведенную на его фабриках продукцию непосредственно розничным торговцам, а не посредникам и скупщикам. Для достижения поставленной цели он открыл собственные торговые отделы в разных городах – Москве, Харькове, Ромнах, Ростове-на-Дону, Томске и Петропавловске. Стоит отметить, что в этом своем стремлении Бардыгин был одним из самых первых. Однако, очень скоро его доброму примеру последовали и другие крупные российские предприниматели.

Пожалуй, самый важный и значимый этап в жизнедеятельности Никифора Михайловича – это почти 30-летний период на выборной должности городского головы Егорьевска. Он стал у руля беспокойного хозяйства уездного центра в 1872 году и трудился в этом качестве всё время бессменно. Кроме того, с 1881 года Бардыгин являлся ещё и очень заботливым соборным старостой. А с 1886 по 1889 годы он был избран еще и председателем земской управы. Причем, судя по дошедшим до наших дней сведениям, на всех общественных и властных поприщах им осуществлено очень много общественно значимых дел. Думаю, что ничего необычного в том, что этот человек, трудясь на выборных должностях в своих родных краях, успевал еще выполнять свои обязанности в Бронницах.

К сожалению, документами о практической деятельности Н.М.Бардыгина в качестве гласного по 2-му избирательному собранию в земской управе Бронницкого уезда автор этих строк не располагает. Возможно, наши краеведы и историки найдут их в архивах. Но принимая во внимание ответственную и активную натуру героя этой статьи, вполне можно предположить, что мера его участия в решаемых там вопросах была достаточно весомой. Важно и то, что период участия Никифора Михайловича в делах нашего уезда на каком-то отрезке совпал с тем временем, когда председателем Бронницкой земской управы стал Александр Александрович Пушкин – уездный предводитель дворянства, внук великого русского поэта. Он активно поддерживал добрые начинания и сам был инициатором многих дел. Да и своих соратников умел на это сподвигнуть.

Вполне возможно и то, что звания потомственного почетного гражданина г.Бронницы Н.М.Бардыгин был удостоен, что называется, еще и по общественным традициям того времени. Ведь не случайно в числе почётных бронничан досоветского периода есть и такие носители звания, которые никогда не проживали в нашем городе и даже не участвовали непосредственно в решении местных вопросов. Но, тем не менее, в силу своего высокого общественного положения, завидного титула и солидного состояния делали много полезного для Бронниц и уезда в целом. Судя по всему, тогдашние наши градоначальники и члены земской управы не без оснований считали, что знатный, именитый и состоятельный почётный гражданин уже сам по себе, как личность, способствует повышению престижа маленького подмосковного городка. А в лучшем случае вполне может проявить свои лучшие качества как благотворитель или попечитель богоугодного заведения.

Если же говорить о вкладе потомственного почетного бронничанина в развитие родного Егорьевска, то ему на этом посту удалось сделать многое. При этом, Бардыгин, как свидетельствуют различные источники, принял городское хозяйство совершенно расстроенным. Прилегающие к уездному центру выгонные земли, лесные дачи и прочие угодья расхищались, и город не получал с них почти никакого дохода. К тому же, не имелось даже точных планов этих владений. Никифор Михайлович обратил внимание прежде всего на земельное имущество. Ведь именно оно могло создать крупный источник дохода. А когда голова выступил на защиту городского достояния, ему пришлось вести борьбу с разными учреждениями и лицами.

Везде приходилось вновь размежеваться с другими владельцами земли, так как планы, составленные в 1812 году, не сходились с действительными городскими владениями. На все пустоши были составлены новые планы, и после восстановления границ город оказался владельцем ценных угодий в 8-ми пустошах, всего 982 десятины, стоимостью до 300 тысяч рублей. Закрепив за городом его земельные имущества и упорядочив их доходность, Никифор Михайлович с первых же лет своего управления городом значительно поднял и другие поступления в казну. При вступлении в должность головы они едва достигали 10 тысяч рублей.

А в 1876 году, то есть в конце первого же четырёхлетия, доходы возросли почти в десять раз. После того как в руках Никифора Михайловича появились весомые средства, чтобы оправдать расходы, от которых зависит благоустройство города, можно было перейти и к другим насущным вопросам. Необходимо было упорядочить торговлю, защититься от пожаров, улучшить санитарное состояние Егорьевска. И вот с первого же года управления Никифора Михайловича начинается непрерывный ряд городских новостроек. Первое – это упорядочение базарной торговли. Она велась до него кое-как, в передвижныx деревянных лавочках на Соборной площади, которые так же были разбросаны и в других местах города.

Вступив в должность, Бардыгин внёс на рассмотрение городской думы предложение построить на Соборной площади два каменных корпуса лавок для сдачи в аренду. На следующий же год это было осуществлено. А через 4 года сооружены были ещё по ограде каменного собора 46 лавочек; расходы на это произведены пополам с собором; также пополам разделяется и получаемый с этих лавочек доход. Позже было устроено ещё несколько помещений для магазинов в городских зданиях. В этом же году городскому голове удалось решить и еще одну важную проблему.

В то время торговля и промышленность Егорьевска сильно страдали от совершенно невозможного сообщения со своей станцией, затруднявшего доставку и отправление товаров, а также проезд пассажиров. Ведь весною и осенью дорога по обе стороны переезда через реку обращалась в топкую грязь, а летом нередко затрудняла перевозку тяжестей. Никифор Михайлович поднял в думе вопрос об устройстве к станции мощёного подъездного пути. Для этого нужно было соорудить новый мост через речку, сделать насыпь и устроить шоссе, что и было исполнено. Для покрытия сделанных на это дело затрат был установлен сбор за проезд по новому шоссе с каждого гружёного воза по 2 копейки.

Затем городской голова как следует позаботился об устройстве мостовых в городе. Прежде их в помине не было: грязь повсюду невылазная. Особенно угнетала жителей эта беда на площадях в базарные дни. А во время осенней распутицы в городе местами были почти непроходимые болота. Устройство дорожных покрытий в годы правления Н.М.Бардыгина шло непрерывно в широких размерах. Ежегодно мостовые удлинялись, ремонтировались, а то и прокладывались вновь сразу в нескольких местах. В 1875 году началось устройство уличного освещения, которого также не существовало. По ночам город погружался в полную тьму. Так как нужда в освещении была велика, то сеть фонарей расширялась безостановочно и быстро.

Самым крупным делом по благо­устройству Егорьевска стало сооружение водопровода. В то время едва ли какие города, кроме столичных, имели у себя водопроводы. Сначала вопрос был впервые возбуждён в городской думе. Там постановили сначала построить водокачку, главный резервуар и бассейны на трёх центральных площадях. Чтобы изыскать необходимые средства, Никифор Михайлович предложил ещё обратиться к частным пожертвованиям. По подписке было собрано 7676 рублей, в числе которых 5 тысяч рублей подписал он сам. 28 ноября постановление думы уже утверждено губернатором. В том же году выхлопотано разрешение на беспошлинный ввоз машин и приобретены были котёл, паровая машина и насосы, дававшие 4000 вёдер воды в час. В 1877 году водопровод был успешно пущен в ход.

C самого начала своей общественной деятельности городской голова Бардыгин обратил внимание на просвещение родного города. Прежние маленькие начальные училища (мужское, существовавшее с 1817 года и женское – с 1862 года) не могли, конечно, удовлетворить потребности горожан в получении образования. В 1874 году была открыта четырёхклассная прогимназия. А через четыре года в городской думе было принято решение – хлопотать о прибавлении 5-х и 6-х гимназических классов. Ходатайство думцев вскоре было уважено. И в 1897 году была отведена земля под постройку здания для женской прогимназии, которое было вскоре возведено.

Таким образом, преобразования и новостройки Егорьевска периода правления Бардыгина стали зримым воплощением его намерений. Для этого потребовалось заново спланировать город и начать его возведение с учетом новых требований. При новом городском голове появились библиотека, клуб, общественный сад, пожарная команда, водопровод, телеграф. Заново были выстроены здание городской управы, казначейство, банк, две типографии, три фотоателье, книжные лавки. А еще к радости горожан улицы Егорьевска осветились газовыми фонарями. Также усилиями городского головы были отремонтированы Георгиевский (Красный) и Успенский (Белый) соборы.

Впрочем, это лишь наиболее значимые факты из того, что сделал для родного города Никифор Бардыгин. У деятельного градоначальника было немало намерений. Но, к сожалению, ему не всё удалось успеть. Пос­ле смерти второй супруги Марии Владимировны поражённый горем глава семьи начал чувствовать недомогание от развивавшейся болезни почек. Он не обращал на недуг особого внимания и по обыкновению продолжал усиленно работать, к врачебной помощи обращаться не любил. 31 мая 1901 года в последний раз присутствовал на заседании городской Думы и после слёг. 13 ноября того же года Никифор Михайлович скончался на 67-м году жизни. Погребение городского головы состоялось с большой торжественностью. Прибыл Рязанский епископ преосвященный Полиевкт, а также архимандрит ближних Богословского и Николо-Радовицкого монастырей, духовенство Егорьевска и ближайших сёл. В доме Бардыгиных была совершена панихида.

Перенесение тела покойного в монастырский собор было совершено с хоругвями, с перезвоном колоколов городских храмов и с торжественным пением двух хоров в сопровождении представителей местного духовенства. За гробом шло множество жителей города и сельской округи. Умершего захотели лично проводить в последний путь сотни егорьевцев. Так, желающих нести гроб было так много, что его поставили на большую платформу, под которой непрерывно менялись люди, поддерживая её на своих головах. Жители Егорьевска во все времена воздавали должное памяти своего земляка – городского головы и почетного гражданина Егорьевска. До революции 1917 года его имя носила Набережная улица. В августе 2021 года горожане, жители ХХI века, в дань уважения установили памятник своему земляку.

Завершая эту статью, нельзя не упомянуть и о сыне потомственного почетного гражданина Михаиле Никифоровиче Бардыгине, который более чем достойно продолжил купеческую династию, дело своего отца и, скорее всего, во всём оправдал звание потомственного почетного гражданина. Сын, пожалуй, даже в чем-то превзошел своего родителя: стал не только крупным русским фабрикантом, общественным деятелем и меценатом, но и членом совета одного из самых крупных в Российской империи Московского купеческого банка и выборным московского Биржевого комитета, а также членом правления Российского взаимного страхового союза, одним из учредителей Московского банка.

Кроме того, образованный, деятельный и принципиальный Михаил Бардыгин был в своё время избран депутатом III Государственной думы от Рязанской губернии. А еще он, судя по всему, стал одним из самых последних российских купцов, который как мануфактур-советник и действительный статский советник за свои заслуги в 1916 году был удостоен диплома на дворянское достоинство. Вот такие замечательные во всех отношениях люди, достигнув многого в деловой и общественной жизни России, оставили свой яркий след и в истории Бронниц. И мне как автору этой статьи хочется, чтобы их помнили не только в родных местах, но и в нашем старинном городе.
Информацию подготовил и обобщил Валерий НИКОЛАЕВ
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий