ТАКАЯ КОРОТКАЯ ДОЛГАЯ ЖИЗНЬ
0
1790

Об испытательном полигоне в Кубинке знают многие. Через него прошли лучшие отечественные танки и самоходки. В создании этих грозных боевых машин, громивших врага на всех фронтах, есть и скромный вклад Александры Ефимовны БУЛАНОЙ. В грозовые 40е она трудилась в конструкторском отделе тогда еще 22-го НИАБП. Но не только этим интересна биография бронницкой пенсионерки, ветерана войны и труда, которой в марте исполняется 90 лет. Ее жизнь, как большая книга, в которой всего вдосталь: невзгод, потерь, тяжелого труда, но вместе с тем – и радостных событий, ярких, незаурядных людей, о которых она до сих вспоминает с гордостью и теплотой.

Годы войны для нее – самые горестные. На фронте погибли четверо Сашиных братьев – Иван, Василий, Петр, Николай, а пятый – Павел вернулся домой безногим инвалидом. Не пережил войну и глава большой семьи Бакатиных – Ефим Евментьевич. На полигоне его, слесаряинструментальщика 7-го разряда, называли мастером “золотые руки”. О своем отце моя собеседница до сих пор вспоминает с гордостью. Он был настоящим тружеником, коммунистом по убеждению и трудился с полной отдачей до самого последнего вздоха. Даже руководители полигона всегда обращались к нему уважительно, только по имениотчеству.

– В Кубинке прошли мое детство и молодость, – вспоминает Александра Ефимовна. – Жили мы в военном городке. После восьмилетки я поступила в конструкторский отдел ученицей копировщицы и начала свой трудовой стаж. В конце 30х, как многие мои ровесницы, без отрыва от основной работы окончила курсы медсестер. А через месяц после германского нападения меня вместе со всеми выпускницами этих курсов направили в военный госпиталь в Звенигород. Туда уже потоком стали поступать раненые с фронта… Но там я находилась всего несколько месяцев – пока не пришло время рожать. К тому времени я была замужней женщиной и ждала ребенка…

Когда Саша вернулась после госпиталя домой, немцы уже вплотную подошли к Кубинке. Полигон на время эвакуировали в Казань. А беременную супругу вместе с родителями Сашин муж, офицеравтомобилист, служивший неподалеку, увез в Горьковскую область, в г.Ветлугу. Там в конце 1941-го у нее появился сын Володя…Вскоре фашистов отогнали, и полигонные специалисты стали возвращаться в Кубинку. Узнав об этом, Ефим Евментьевич без колебаний привез женскую часть семьи в военный городок. А вскоре отец и две его дочери, несмотря на то, что у обеих были малыши, стали работать на полигоне.

В военное время перед всеми, кто служил и трудился в этом важном звене орудийного конвейера страны командование РККА ставило серьезные задачи. В первую очередь – это четкое проведение всего объема испытаний бронетехники – танков, самоходок, средств их технического обеспечения. И, конечно, устранение всех выявленных недостатков, скорейший ввод воооружения в строй. В Кубинке были испытаны десятки самых различных машин, разработаны и внедрены сотни предложений и рекомендаций по совершенствованию новых образцов.

Отдел, где работала моя собеседница, занимался разработкой техдокументации по всем испытуемым видам вооружения. Все рекомендуемые усовершенствования всесторонне прорабатывались, просчитывались и наносились на ватман. Как правило, они касались и вооружения, и ходовой части, и даже более удобного размещения экипажа. Потому заданий хватало всем. Военное начальство все время торопило их со сроками и даже ей, простому технику-конструктору, постоянно приходилось работать до позднего вечера или выходить в ночную смену. За ребенком, пока Саша находилась на работе, все время присматривала ее мама.

Повседневный житейский быт полигона в то время был трудным, даже опасным. Налеты немецкой авиации и бомбежки полигона стали делом обычным. Давил голод. Семья Бакатиных, как и другие, нуждалась во всем: не хватало продуктов и самых необходимых в обиходе вещей. Карточные пайки были очень скудными и, чтобы подкормить младших (а дети были и у Сашиной сестры), сильно устававшему отцу приходилось подрабатывать даже в редкие часы отдыха – за котелок каши или за пару кусков мыла.

Наверное, эти военные перегрузки, вкупе с первыми похоронками на убитых на фронте сыновей и подорвали здоровье главы семьи: в конце 1942го Ефим Евментьевич умер. Впрочем, работа на Кубинском полигоне – лишь часть биографии моей собеседницы. Вскоре обстоятельства потребовали ее переезда к мужуофицеру, в Балашиху. А в 1943-м, когда его направили служить на границу с Ираном, в Джульфу, поехала с ним и Александра. В этом азербайджанском городе тогда формировалось армейское сопровождение стратегических грузов, поступавших в нашу страну от союзников. Сюда шли сотни новеньких “виллисов”, “доджей”, “студебеккеров”, которые вместе с продуктами поставлялись в СССР по лендлизу. Автобаты занимались их проверкой и перегоном с юга в центр страны, а потом – в действующие части…

В то время она была просто офицерской женой, растила сына, но рассказала немало интересного о быте и особенностях тех военных лет… После Джульфы были другие армейские гарнизоны и города, но самым значимым этапом своей долгой биографии пенсионерка считает годы, проведенные в Бронницах и работу в 21 НИИИ. Сюда она переехала уже после войны, здесь произошли серьезные перемены в личной жизни Александры: ей пришлось навсегда расстаться с мужем. Вот только жить одной с ребенком в тот трудный послевоенный период было непросто. И через некоторое время молодая красивая женщина познакомилась, а позднее вступила в брак с выпускником столичного военно-политического училища, бывшим фронтовиком – Евгением Буланым.

Второй муж Александры Ефимовны, как и она, пережил немало. Оба его родителя в 30-е попали под каток сталинских репрессий, а Женю отправили в детдом. Но он, несмотря ни что, сумел вырасти достойным человеком. Едва исполнилось 18, ушел на фронт и в составе десантно-штурмового батальона участвовал во многих крупных операциях на Северо-Кавказском, а затем – на 1-м Белорусском фронтах, воевал до мая 1945-го, получил ранения, контузию и два боевых ордена Красной Звезды.

Супруги прожили вместе многие годы, вот только детей у них не было. Но Евгений Григорьевич любил Владимира, сына жены от первого брака, как своего родного. И вместе с ней долго горевал после его неожиданной смерти… Слушаешь воспоминания Александры Ефимовны о работе, о близких людях, о жизни в Бронницах в 50-е, 60-е, 70-е, 80-е… И удивляешься жизнестойкости этой женщины, за плечами у которой почти столетие – с войной, тяжелыми потерями и голодухой. Она, сменившая немало мест, навсегда осталась в нашем городе, помнит все послевоенные события, многих бронницких ветеранов. Не одно десятилетие трудилась по своему профилю в институте, как и в молодости, вносила посильный вклад в советскую “оборонку”.

А еще супруги Буланые дружили со многими офицерскими семьями института, вместе делили скромные радости и невзгоды трудного советского быта… Для истории прошедший ХХ век – лишь эпизод, для человека – целая эпоха с неизбежной чередой крутых перемен и горьких утрат… На своем долгом веку пенсионерка пережила не только советский строй, но всех своих родных, обоих мужей, единственного сына и многих подруг. Но сама не потеряла интереса к жизни: с гордостью рассказывает о том, чего сумели добиться в новом веке внук и уже взрослый правнук…

Наверное, таким, как она, ее поколению, посвящены строки известной в прошлом песни: “Не раз о покое своем забывали во имя покоя родимой земли. Мы много на этом пути потеряли и всетаки больше всего обрели… Мы вынесли это нелегкое бремя, смогли неприступные взять рубежи, – такое жестокое доброе время, такая короткая долгая жизнь…”

Валерий ДЕМИН

 

Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий